Уважаемые посетители сайта!


В феврале 2019 года стартовал 10 республиканский турнир «Планета Креатив. Роботы и люди». В турнире приняло участие более 200 работ учащихся из всех регионов Беларуси.

Работа учащегося III ”Д“ класса нашей школы Загурского Ивана вышла в финал.

Для победы необходимо поддержать работу просмотром короткой визитки на Youtube.

Это займет у вас всего 30 секунд.
Вы согласны продолжить работу на сайте после просмотра видео?

contrast version

 


 

4Будревич

Анастасия Алексеевна

(род.1923г.)

Ветеран Великой Отечественной войны

Место рождения: Украина.

 

Награды: Медаль Жукова, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), медаль «Ветеран труда».

 

Страницы биографии: Мне 93 года. 2 сына и дочь.

  Родилась на Украине, но потом переехала в Россию (село Вершина Каменка) к старшей сестре, там же и училась, потом пошла в армию. На передовой не была, но нас забирали и мы обороняли город, выслеживали немецкие самолеты – и передавали информацию в штаб дивизиона (определяли по звуку, какой самолет, с какой стороны, какая высота).

  После войны построили свой дом и жили все вместе.

Замуж вышла в Беларусь. Вместе с будущим мужем воевали, определяли самолеты. Муж был командиром. Сначала не пускали в Беларусь родители. Но потом приняли моё решение.

 

Воспоминания: Вроде, сидим, кушаем, тихо – и вдруг тревога, все на свои места: сидим, ждем. Была на аппарате с радистом, мне передают информацию, а я передаю её в штаб дивизиона – и это было очень строго. Самое страшное – передать ошибку. У нас было 4 больших пушки, мы отстреливались.

Холодно было, и руки, и ноги замерзали – а что было делать? Наплачемся – и всё. А они (немцы) летели – через мост, через речку. А им надо было этот мост разорвать. Падали (немецкие) снаряды, но не попадали. Мы четырьмя пушками отстреливались.

 

Напутственное слово будущему поколению: Главное, чтобы они были грамотными, воспитанными, чтобы никого не обижали – и их тогда не будут обижать. Только так, только с уважением.


 

Шинкоренко

Иван Васильевич

(род. 1921 г.)

 

Ветеран Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, г.Орша.

 

Награды: Медаль Жукова, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы; 60, 70 лет Вооруженных сил СССР), медаль «Ветеран труда».

 

Страницы биографии: Был призван в армию, воевал на стороне Советского Союза.

 

Воспоминания: Помнит, как было страшно. Воевал на танке. Дошёл до Берлина.

 

Напутственное слово будущему поколению: Мирного неба над головой, любви, добра.


 


 

2Богусевич

Татьяна Николаевна

(род. 1928 г.)

Узник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Дубровенский район, д.Зарубы.

 

Награды: памятный нагрудный знак «Узнику нацизма», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы).

 

Страницы биографии: Во время войны в родную деревню пришли немцы, многих жителей погнали в Германию. В свои 13 лет с семьёй из 5 человек попала в Германию, где работала на заводе. В мае 1945 г. освободили американцы. После войны приехали в родную деревню.

Воспоминания: Я в 13 лет попала в Германию. Вывезли нас с семьей – нас 5 человек было, три трудоспособных. А когда привезли в Германию, так и на завод послали. На завод ходила за два километра. А на ноги одевали – вот тут брезент, а тут деревянная подошва. И я год и 8 месяцев отходила. Тяжело было.

Вот в Германии давалась булочка такая с опилками на неделю. Это выходило такой кусочек, как спичечный коробок, на день. Вот так и жили, и с опилками ели. У нас 5 человек, 2 нетрудоспособных: сестра моя была малолетка и брат. Украинская семья взяла нянчить ребенка – и сестра там питалась. И брат тоже самое. А этот паёк нам давали.

На заводе давали супы. И строем гоняли. А строй же большой идет, думаю: забегу я в магазин, что-нибудь куплю поесть. И пока я постояла, купила – строй прошел, а куда идти – не знаю. Ой, я бежала той дорогой, как только встретится человек, так я спрашиваю. Я же не знала по-немецки, только: «Де штрассе на Киль»? Город Киль и лагерь. А лагерь у нас был обведенный проволокой колючей весь. Ну, и они мне подсказали. Я бежала, добежала до железной дороги, а в железной дороге, когда бомбили, разбомбили, и там очень много продуктов было. Мы еще бегали из лагеря сюда и консервы мясные набрали себе. И тогда на меня мама ой как ругала: больше ты туда не пойдешь. Вот так, сделали дырку в этом заборе и выходили люди. Ходили к Бауэрам, так назывались там эти люди, и хорошие среди них были, и яблок сколько хочешь давали, и что-нибудь вынесут такое, хлеба или еще чего-нибудь. В выходные дни бегали уже к этим Бауэрам. А люди и у нас всякие, и там всякие были. Были и жалостливые. В летнее время яблоко хоть какое съешь, а зимой ничего.

Бомбили же крепко город Киль. Мы в этом городе и жили. Мы ходили на работу, а как начинали бомбить, страшно, шли в убежище. Как русским, так сверху на убежище вот столько земли, а где немцы, там они сделали цементированные верхи. Ну и что? Раз как-то бомбили, и попала (бомба) и где немцы были. Так говорят: «Русские в Бога, наверное, верят, так их и не подбили». Да между нами, русскими, садились немцы!

А тогда что? Выходишь из барака, свои сумки выкладываешь на площадку, а то, как ударит – всё разобьет. И как тревога, сирена загудит, то все бежали под площадку, а сами шли в убежище. А подруга: «Пойдем ночью в поле». А что? У них поля, как и у нас, кусты такие по бокам. Сидим с ней, а начали же бомбить этот город! А мы же всё это видим! И мы взяли одеяло накрыться. И мы потом уже решили: лучше пускай на месте убьют, так мы хоть страху такого не будем видеть. А то ж всё чисто видишь, как они летают, как они пускают бомбы, а они взрываются. И мы больше не ходили. И сегодня не люблю салюты – насмотрелась за войну, не хочу душу тревожить. По жизни – сколько будешь жить, не забудешь. Помню, как бомбят – прячешься неизвестно как.

По дистанции по всей проверяли, и допрашивали, с работы ли, сколько классов, комсомолка ли. У меня было 5 классов только до войны, какая комсомолка я была? Долго нас расформировали. Это ж надо было каждого по району отправить этих всех людей. Всё же расспрашивали: «Ты, может, добровольно въехала в Германию?». Но если у нас были добровольцы – это украинцы больше, то они как-то были старшими, были очень жесткими, били людей. Был над нами один. И только нас освободили – его убили. Он был украинский, вредный – и убили его. Он как делал? Есть узники, есть другие как-то. Вот он наказывал: в подвал не евши и там две недели или сколько держал. И человек выходит оттуда только кожа и кости. Ну настолько гестаповец, настолько он издевался над этими, он знал свою участь – и его убили. У нас тоже в деревне был бургомистр, он был тоже старшим в деревне и тоже наказывал людей, был такой жёсткий: то в Германию отсылал, то на работу отсылал. Немцы-то наших освободили, а бургомистра убили в его доме, потому что вредный был. Ты же русский, зачем же ты так со своими же людьми? Он думал, что если немцы уже всё заняли, что значит всё немецкое уже будет, хозяевами они над нами будут. А народ верил, что всё равно… Вот моя мама в Бога верила и говорила, что будет большая сильная жизнь, но всё равно Бог таких не простит.

Вот, привезли в деревню, и там жили, работали.

Людей-то мало, а поля-то надо засеять. В Оршу пешком – полпуда зерна – и носили на плечах в деревню и засевали поля.34 километра надо было пройти… А потом еще в Красное ходили – для себя что-нибудь купить. Там немного дешевле было. И тогда уже у нас был хлеб свой. Тяжелая жизнь была…И до войны, и после… Но после войны уже на Родине были, уже сами пололи… Не то, что под конвоем ходили… 70 лет уже нету войны – и слава Богу!

 

Напутственное слово будущему поколению: Здоровья им, пусть не забывают, что война – это страшно.



 

3Бородавко

Анна Антоновна

(род.1926г.)

Ветеран Великой Отечественной войны

Место рождения: Витебская область, Чашникский район, Иванский сельсовет, д.Селец.

 

Награды: Орден Жукова, Орден Отечественной войны ІІ степени, знак «Ветеран войны», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы).

 

Страницы биографии: Была на войне, вышла замуж, переезжали на Украину. Потом поменяли квартиру на Оршу. В Вильнюсе во время войны ремонтировали противогазы (секретная часть). Воевала, из винтовки стреляла, была пулемётчицей. Иногда ездила в отряд «Мститель» к партизанам по секретным делам.

 

Воспоминания: Всякое было. Была в Германии. Когда закончилась война, было страшно. В госпитале была, много (видела) раненых военных. У каждого было оружие.

Когда узнали, что закончилась война – были довольны, радостно было, кричали «ура!», «капитуляция!». Потом была демобилизация. (А когда приехали в родной дом, увидели, что) сгорел дом, сарай, всё имущество…

 

Напутственное слово будущему поколению: Чтобы учились, работали, были грамотными.

 


10Моисеев

Иван Андреевич

(род.1918 г.)

Ветеран Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Могилёвская область, Шкловский район, д.Кучарино.

 

Награды: Орден Отечественной войны, Орден Жукова, медаль «За доблестный труд» в ознаменование 100-летия рождения В.И.Ленина, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), медаль «Ветеран труда».

 

Страницы биографии: Воевал, был в концлагере, после освобождения попал в Беларусь. Семейным стал – жил в Староселье, закончил Могилёвский пединститут, преподавал географию, был директором школы, вёл краеведческий музей, писал заметки в газеты, занимался пчёлами.

 

Воспоминания: Сначала не воевал, был дома, а потом немцы пришли, забрали и посадили в Оршанскую тюрьму. После того, как наши разбомбили эту тюрьму, он и ещё 6 человек с ним убежали. Потом немцы опять его схватили, завезли в Германию. Там он работал на химзаводе. Потом их освободили, но война ещё не закончилась. После войны окончил институт. В конце апреля 1945 г. В составе Советской Армии начал службу. Пушки уберегли. Но до Берлина не успел дойти. Контузило, попал в госпиталь, а из госпиталя комиссовали на гражданку. В составе того же полка и окончил военную службу.

Есть ранения – мина, осколки попали в ногу. Делали операцию, теперь одна нога короче другой на 4,5 см.

Помню, было: смотрю – граната, немец кинул, кружится, ещё не успела остановиться. Не растерялся, взял её и бросил в сторону немцев. Взорвалась в воздухе. А если бы в тот миг растерялся – не было бы в живых.

 

Напутственное слово будущему поколению: Мира и добра, главное, чтобы они учились и не забывали, что такое война.

 


 


7Кудин

Николай Прохорович

(род.1924 г.)

Ветеран Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Гомельская область, Наровлянский район, д.Демидов.

 

Награды: Орден Отечественной войны, медаль «За доблестный труд» в ознаменование 100-летия рождения В.И.Ленина, Орден Славы, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), а также 19 медалей – за освобожденные города.

 

Страницы биографии: До войны учился в ДОСААФ, получил права. Когда началась война, был приказ Георгия Жукова о том, чтобы всех, кто знаком с автоделом, отобрать и посадить на танки. А тех, у кого не было прав, отправили в простую пехоту. В итоге он был танкистом. В составе колонны из танков и пехоты шёл на Берлин. И когда до Берлина оставалось немного, многие подорвались на минах. Всех раненых, и его, в том числе, погрузили на самолёт и отправили на Урал за Свердловск в военный госпиталь. Был и на Кубе, там продукты охраняли. После войны женился и переехал с женой в г.Оршу. В 1982 г. дали группу по инвалидности.

 

Воспоминания: Немец пустил тяжёлую артиллерию на Курской дуге. Немец хотел со Смоленска, со Ржева зажать нас в кольцо. Но Жуков это предвидел, и когда немец пустил тяжёлые танки «тигры», Жуков пустил лёгкие танки, т.к. они легче могли маневрировать.

В танке – экипаж из 3-х человек: радист, пулемётчик, водитель. Главное, чтобы в танке были взаимозаменяемые люди. Чтобы в случае чего могли заменить друг друга. А вокруг танка было много убитых людей – пехота. На хорошем танке нельзя было и развернуться – людей убитых, как снопов.

Самое страшное для танков – если попадёт фугаской: изжаришься в танке. А мы вывели из строя немецкие танки, и немец начал отступать. Ну, подбили мы их (штук 10), а танкисты немецкие выбежали – и прочь бежать к лесу, в чащобу. И мы дошли аж до Кеннинсберга. Шли ночами, чтобы с воздуха не обстреливали. Шли дня 4, и был приказ Жукова остановиться и пополнить военное снаряжение, подзаправиться. Потом мы двинулись дальше на Берлин. За танками подключилась и пехота. И не дошли мы несколько километров, как вышли на заминированное немцами поле. Некоторые наши подорвались. В этой группе был и я. И нас – на самолёт и отправили на Урал за Свердловск в военный госпиталь. У меня было тяжелое ранение костей, несколько месяцев там был. Из госпиталя готовили следующее пополнение на фронт. И тут у меня открывается ранение: не все осколки были выняты (все осколки мне были выняты только недавно в Минске магнитом). И тут комиссуют меня – и в запас.

Когда призвали из запаса, отправили в 82-ю морскую бригаду. Был я на Кубе, продукты охраняли. Мы были только в портах, не пускали нас дальше. Четыре катера сопровождали пароход с продуктами. Наша техника для тех нагрузок была слабовата, там нам давали студера – их технику. А пароход был, как этот 5-этажный дом. Немцы как видели, что зенитки наши заработали, бросали всё награбленное и уходили.

Помню слова Жукова перед боем: «Родина вас не забудет!»

 

Напутственное слово будущему поколению: Надо учиться, учёба нигде не пропадает. Я работал и учился, окончил автотехникум, а если бы не окончил – пошёл бы обыкновенной пехотой – и не пережил бы войну.

 


 

 

5Евтушенко

Маргарита Александровна

(род.1930 г.)

Узник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Россия, Псковская область, Порховский район, д.Пальцево.

 

Награды: юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы).

 

Страницы биографии: Война застала в родной деревне. Ей было только 12 лет. Помогала партизанам. В 1944 г. вывезли в Латвию. После войны училась в Ленинграде, где познакомилась с мужем, переехала в Беларусь. Муж был военный, его направили в Могилёвскую область. Там и осели. После смерти мужа переехала в Оршу к дочери.

 

Воспоминания: 12 лет было, как началась война. Небольшая была, но всё выполняла, что мне партизаны давали.

Я жила в Псковской области. Там леса были. Там было имение графа Строганова – там мы учились в школе. А когда пришел немец, он всё захватил. И мы уже учились в деревенской школе – в Чугуново.

Нас 5 было у мамы. Брат Коля и 4 сестры: Вера, Галя, Нина, Рита.

Отца убили немцы, а где убили – мы так и не знаем.

Когда и голод был, когда и что… Ну, в лес ходили, собирали грибы, ягоды – это было лето. А зимой-то трудно. Ну, недалеко там бабушка с дедушкой еще жили, так у них еще были какие-то запасы. Пойдем – и неудобно, но всё равно что-нибудь дадут.

Корова была, корову доили.

Брали в плен. Помню, не выпускали из дома. Был сад, в саду сидели немцы, чтобы мы не выходили. Но хорошо, что у нас подвал был, а в подвале была картошка, так что-то сварим. Был коридор, а в коридоре были куры. Так курей мы не выпускали – курей они ловили и сами жрали. Такие были у них термосы – желтые, блестящие.

Нас (малых детей) они (немцы) как бы не знали, а маму звали «матка, матка!».

Немцев боялись, конечно! (Приехали) и всё еще маме честь отдают, что они победили, что они завоевали (это было в самом начале войны). А потом всё перевернулось: мы (были) освобождены.

Много погибло, очень много. А что они (немцы)?! Не своё же, чужое! Убивали. В деревне тоже сколько, рядом был дом – троих убили, следующий дом – всю семью убили. И не знаю, за что.

 

Напутственное слово будущему поколению: Стараться всеми силами, чтобы больше не было войны.


 


8Кузьменков

Михаил Андреевич

(род.1931 г.)

Ветеран Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Дубровенский район, Сазоновский сельсовет, д.Кротики.

 

Награды: Орден Отечественной войны, знак «Ветеран войны», Орден Жукова, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы; 50, 60, 70 лет Вооруженных сил СССР), знак «Победитель социалистического соревнования».

 

Страницы биографии: Был и партизаном, и участником войны одновременно, т.к. был не в бригаде, не в отряде, а в группе десантной. Был связным в свои 13-14 лет.

Сдали меня в Смоленский детдом. Потом поступил в Ленинградское железнодорожное училище. Затем был трест строительный.

 

Воспоминания: Чаще бывало в одиночку приходилось доставлять информацию за 30 км. Шёл до Рацево и обратно. Носил сведения командиру, радистке. Приходилось идти и ночью, и днём. Помню, наши шли, и тут небольшая группа немцев появилась, они шли цепью. А мы тогда в деревне как раз были. Отряд Керпича ушел на Минск, а мы тут остались. Была перестрелка короткая, несколько было убитых, и среди немцев тоже. Потом немцы некоторых взяли в плен – из д.Берёзовка и Заборье. Десантная группа была сброшена в тыл к немцам. Одного сдали в лагерь в Смоленск.

Был связным, было 13 лет, шёл 14-й. А если бы старше был года на два, то шёл бы с передовыми частями, и, может, не было бы меня уже…

Бывало, идёшь (несёшь сведения) – и ноги трясутся, глаза бегают, как у зверька. А что делать? Надо.

 

Напутственное слово будущему поколению: Учиться хорошо, любить свою Родину, свой народ.

 


 

 

12Ржендинская Валерия Игнатьевна

(род.1928 г.)

 

Узник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Толочинский район, д.Красная Усвейка.

Награды: юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), медаль «Ветеран труда».

Страницы биографии: Боевой путь связан с партизанской деятельностью. Была в концлагере в Германии, после войны вернулась в Беларусь. Когда вернулись из Германии, хутор был сгоревшим и деревня. А в Орше были родственники, которые помогли здесь построить дом.

Воспоминания: А когда военнопленные утекали, то они все у нас были. И они просили, каб только закурить дали им. А батька им жменей, чуть не полкармана сыпал (табака). Они все так переживали, ходили под елочкой, у них рекомендательная была. Мы их обмывали, кормили, и все они около нас жили. Так было, пока не пошли в партизаны. А как пошли в партизаны, на батьку (нашего) не могли натешиться, говорили: «Родной отец наш». И так делали, покуда в доме не были немцы, и мы не знали уже, кто и что. А мы (дети) на печке сидели все, но один нашелся добрый, влез на комин и тихонько подсказал, что это немцы и когда и как спасаться нам. Ну, Бог пожалел нас. Как раз было у нас два партизана, и когда немцы зашли, они выскочили на чердак, там для них было специально секретное место. Но это были, наверно, полицаи какие-то, и они знали (об этом), их вывели (специально на нас). Они сказали, что продрали крышу, сползли вниз и там гречневый ток был. Гречневая солома. И в этом (в соломе) сидели, покуда тихо, а там выползли в лес, а потом партизаны собрались и наскочили на комин. И больше не было никакого.

А так в окно ходили. Оружие стояло везде.

Кто-то написал, что они связь имеют с партизанами, что какой-то двор не открылся. У нас был Гомица, он таких там расстреливал, такой гадкий был. Ночью у партизан был бой, а она ночью рядом была, так ее пешком 15 километров гнали по снегу, и там пришел полицай, и расстреливал всех таких вот.

 

Напутственное слово будущему поколению: Мои родители сказали, что у нас есть Бог. Что у Бога заслужим, то и получим. И я молюся крепко. Я католик. Молюсь за урожай, за Оршу, чтобы была справедливая. Нам больше ничего и не надо, нам надо правда, а хлеб даст нам Бог. Будьте справедливые, учите других, что правда жизнь дает.

 


13Романовская

Лидия Емельяновна

(род.1932 г.)

Узник Великой Отечественной войны

Место рождения: Витебская область, г.Орша.

Награды: памятный нагрудный знак «Узнику нацизма», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), медаль «Ветеран труда».

Страницы биографии: Во время войны переехали в Могилёвскую область, Шкловский район, д.Слижи. Потом немцы с собаками загнали в Оршу в концлагерь, потом вывезли в Германию в концлагерь в Штутгарт. Там не работала, была малая. Находились там семьёй, пока не разбомбили концлагерь. Потом перевезли в город Лиамберг и забрал хозяин (забирали обычно по одному человеку на хозяина). Работала там у него на сельском хозяйстве без выходных, только два дня перед освобождением не работали – были бомбёжки. Освобождали французы, передали американцам, а те – русским. В начале сентября 1945 г. привезли в Беларусь в Оршу. Здесь и по сей день.

Воспоминания: Когда привезли в Беларусь, в Гродно остановился поезд на станции. И все люди: и мужчины, и женщины, - вышли из поезда, стали на землю на колени, - целовали землю, плакали, что остались живы.

 

Напутственное слово будущему поколению: Здоровья и чтобы не было войны. Чтобы дружили, не воевали, не ругались и уважали друг друга.

 


 

 

9Маховцева

Вера Андреевна

(1927 – 2018 гг.)

 

Узник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Толочинский район, местечко Коханово.

 

Награды: памятный нагрудный знак «Узнику нацизма», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы).

 

Страницы биографии: До войны жили в Орше. А в 1943 г. попала в Германию в Зальцбург в концлагерь. Освободили 07.05.1945 г. И с тех пор именно 7 мая, а не 9-е, для нее – День Победы. После освобождения вернулась в Оршу.

 

Воспоминания: Как войска близко к Берлину подходили, бомбили, тогда весь концлагерь везли куда-то. Нас перегоняли пешком. Было трудно, держались за руки, чтобы не упасть. Болота. Немки с овчарками кругом. Перегнали нас в другой концлагерь – и нас посадили на пол, чтобы не глядели в окно, а то будут стрелять. Одна осторожно посмотрела в окно – а там везде белые флаги висят. Мы все обрадовались. Подъехали на танках американцы, освободили нас.

Помню, дали нам рисовую молочную кашу сладкую, но сказали много не есть, чтобы не был заворот кишок. Такой вкусной каши я никогда в жизни не ела. Потом негры-американцы отвезли нас и отдали русским. Там в лагере были люди разных наций. Посадили нас в поезд, мы долго очень ехали, а потом, когда приехали, люди всей деревни сбежались расспрашивать, видела ли я кого из знакомых, их родственников. Была большая радость – какой у меня в жизни больше и не было.

 

Напутственное слово будущему поколению: Чтобы они понимали жизнь, старались учиться, учились, были отзывчивыми друг к другу, к родителям. Чтобы никогда в жизни не было войны, и они не знали, что такое война, что такое концлагерь. Чтобы был вечный мир.

 


 

 

6Жихарева

Нина Стефановна

(род.1927 г.)

Участник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Оршанский район, д. Юрцево.

 

Награды: медаль «Партизану Отечественной войны», медаль «За Отвагу», Орден Отечественной войны, Орден Жукова, юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), знак «Победитель социалистического соревнования».

 

Страницы биографии: Во время войны пошла в партизаны. Научилась стрелять. Была в гестапо, хотели расстрелять, но вышла оттуда живая. После войны ездила по всей Беларуси. Недавно остановилась в Орше.

 

Воспоминания: Не было и 14 лет – пошла в партизаны. Хотели забрать немцы нашего директора школы, но успела его предупредить. Не давала расстреливать людей: в чём виноваты молодые? малые?

Выживали во время войны те, которые говорили, что ничего не знают. Понимала немецкий язык, но не показывала, что понимала.

 

Напутственное слово будущему поколению: Не навреди – самое главное. Нельзя к человеку относиться, как к животному.

 


 

 

1Айнетдинов

Мигдят Хазминович

(1925 – 2018 гг.)

Ветеран Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Россия, Горьковская область, Краснооктябрьский район, д. Медяна (сейчас Нижегородская область).

 

Награды: медаль «За боевые заслуги», медаль «За Отвагу», медаль «За освобождение Варшавы», медаль «За взятие Берлина», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы).

 

Страницы биографии: 02.02.1943 г., в 17,5 лет добровольно ушел на фронт. Это был учебно-стрелковый полк им.Сталина. После присвоения звания (1943, октябрь) нас направили в г.Донбас – там формировали батальон связи и я был помощником командира взвода в этом формировании. Восстанавливали мы разрушенные связи в районе г.Николаев, Херсон, Ворошилов-град, Кривой Рог. Потом наш батальон перебросили самолётом в г.Смоленск, а в конце 1944 – в г.Минск. Из Минска – к польской границе. Освобождали Белосток, Люблин, концлагерь Майданик. Руководители этого концлагеря попали в плен, не успели сбежать, и их повесили публично. Потом попал в Горгонин, потом пошли на Варшаву. В г.Франкфурт-на-Майне формировали эшелон из солдат и отправляли на Восток, т.к. там война ещё не закончилась на тот момент. А 08.08.1945 г. с японцами вопрос был решен, и туда ехать не было смысла. Нас Барановичи расформировали и отправили в Гродненскую область на уборку урожая. А потом нас забрали в 120-ю гвардейскую дивизию и направили в Минск. Я был там старшим телеграфистом. И в составе 110 артиллерийского полка прослужил с 1946 по 1948 год. В 1948 г. направили в Оршу. Там, где Кутенка, были военнопленные немцы, но их отправили домой, а мы в их казармах поселились. Попал в секретный зенитный батальон по охране Болбасово в лётную часть – и поэтому ещё год нужно было случить (потому что именно в лётную, а не в другую часть). И я был уже командиром зенитного взвода. В Орше познакомился с будущей женой, здесь и остался. Воспитал 4-х детей.

 

Воспоминания: Концлагерь – это страшно. Из детей брали кровь для раненых немецких солдат.

Людей готовят как будто в баню. У кого золотые зубы – снимали, у кого длинные волосы – и волосы снимали. Заводили в специальную камеру. А там уже некуда деться, не убежишь. На кнопку немец нажимает – и поехал конвейер, сжигает их печь. А в г.Люблин дымом человеческим чтоб не дышать, затыкали ватой окна, двери.

 

Напутственное слово будущему поколению: Любить надо детей – они беззащитные. Любить надо и пожилых людей – они тоже беззащитные. Т.е. нужно уважать пожилых людей и защищать малых детей. Я этот родительский наказ сполна выполняю. И вам желаю: любить детей, своих в чужие руки не передавать. Счастливой мирной жизни, неба чистого от вражеских самолётов. От солнца – тепла, от людей – добра, от Бога – здоровья. И до моего возраста дожить – и плюс 20 лет ещё добавляю!


 


 

14Юранов

Виктор Федорович

(род.1935 г.)

Узник Великой Отечественной войны

 

Место рождения: Витебская область, Дубровенский район, д.Еремеевщина.

 

Награды: памятный нагрудный знак «Узнику нацизма», юбилейные медали (60, 65, 70 лет – освобождению Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков; 25, 30, 35, 40, 45, 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы), медаль «За доблестный труд» в ознаменование 100-летия рождения В.И.Ленина, медаль «Ветеран труда».

 

Страницы биографии: Войну встретил вместе с семьёй в родной деревне Еремеевщина. Когда пришли немцы, всё взрослое население, а также подростков, заставляли пилить лес, таскать брёвна на строительство дороги, ведущей к линии фронта, строить блиндажи, рыть траншеи и окопы, расчищать дороги от снега. Неподчинение или отказ от работы карались смертью или жестоким избиением провинившегося. В 1942 г. в одну из зимних ночей в дом к семье Юрановых ворвалась большая группа вооружённых людей, говорящих на русском языке. Забрали практически всё: одежду, бельё, муку, зерно, картофель, разорили улья, забрали подлеченную отцом лошадь. Когда линия фронта вплотную приблизилась к д.Еремеевщина, в доме Юрановых немцы расположили свой штаб, а семья была вынуждена жить в баньке размером 3х3 м. Вместе с другими мальчишками деревни В.Ф.Юранов незаметно добывали немецкие боеприпасы, но, поскольку ни партизан, ни воинов Красной Армии близко не было, чтобы им передать эти боеприпасы, он вместе с другими мальчишками, соблюдая все правила предосторожности, взрывал эти боеприпасы.

Позже семью Юрановых, как и другие семьи, погнали на Запад. Их расположили в Оршанском концлагере. Затем на станции Орша-Восточная погрузили в вагоны для скота и отправили в концлагерь Освенцим. Оттуда через некоторое время – в Германию в концлагерь у д.Гайед-Гайм. Там для взрослых была приготовлена тяжёлая работа: на свалке металлолома, где находились преимущественно самолёты, разрезать железо на куски для переплавки. Работа была очень тяжёлой, тех, кто не справлялся, жестоко наказывали, поэтому на помощь своим родителям приходили даже дети.

Позже, почти перед самым освобождением, военнопленных перегоняли в г.Ульма – из-за обстрела Советских войск. Кто-то из пленных подслушал, что их собираются расстрелять, и с наступлением сумерек все по команде бросились, кто куда. Семья Юрановых спряталась в стоге сена.

Освобождали американцы. А в августе 1945 г. был митинг, на котором военнопленные решали, в какую страну им возвращаться. Практически все вернулись назад на Родину. Вернувшись в родную деревню, семья Юрановых обнаружила уцелевший дом – и очень обрадовалась.

 

Воспоминания: Перед глазами Виктора Федоровича и сейчас стоят жуткие картины, когда сотни ни в чем не повинных людей сжигали заживо в печах крематориев. Он до сих пор помнит тот нестерпимый смрад от крематориев, когда ветер дул в сторону бараков, наводящий леденящий ужас на узников концлагеря. Он помнит бесконечные очереди за кружкой баланды. Но самым страшным было, по мнению Виктора Федоровича, ожидание своей очереди для «помывки» в бане и «дезинфекции» одежды, после которых многие не возвращались: «Вот как это происходило: чтобы не было паники и неповиновения, всем узникам приказывали раздеться, одежду вешали на вешалки и просили запомнить номер, чтобы потом забрать после санобработки. После этого в газовую камеру начинал поступать газ из распылителей душевых кабин. В других камерах использовали кристаллизованную синильную кислоту, которую бросали в камеру смертников через специальное отверстие. Процесс умерщвления длился 3-15 минут». Большинство людей умирало, но отец Виктора Федоровича выжил.

Семью Юрановых спас 1944 год, когда Советская армия начала наступление и Германия начала нуждаться в рабочей силе. Поэтому в один из весенних солнечных дней тысячи узников были построены возле своих бараков: начался отбор рабочей силы для отправки в Германию на заводы, фабрики, в сельское хозяйство к Бауэрам. Отбирали, вспоминает Виктор Федорович, как лошадей: смотрели зубы, щупали мышцы. Их семью отобрали для работы в промышленности. Везли в Германию в закрытых вагонах с красными крестами на крышах и в основном ночью, поскольку авиация союзников часто бомбила составы.

Ранней весной 1945 г. Виктор Федорович, как и раньше, помогал своим родителям при разборе самолетов, когда нечаянно поранил бровь над левым глазом. Это привело к серьезному нарыву, необходимо было хирургическое вмешательство, иначе его ждала бы потеря зрения и даже смерть от заражения крови. Виктор Федорович вспоминает, как его матери, стоя на коленях, пришлось умолять коменданта лагеря дать направление в ближайшую поликлинику для проведения операции. Такая клиника находилась в г.Хальброне, что в 18 км от лагеря. Через пару дней операция была сделана, Виктору Федоровичу пришлось пройти через дикую боль, чтобы выжить: обезболивающего не было, его руки, ноги, голову привязывали к хирургическому креслу. Еще через пару дней за ним приехала его мать и забрала с собой в лагерь. Но буквально через несколько минут после их отъезда начался массированный авианалёт на этот город, а к следующему утру он был стерт с лица земли.

 

Напутственное слово будущему поколению: Не знать таких трудностей жизни, с которыми столкнулось наше поколение. Мирного неба над головой! Никогда не знать, что такое голод, холод, страх за свою жизнь, страх за своё будущее. Учитесь хорошо, будьте людьми в любой ситуации!